Скончался Эфраим Севела – "главный сионист-антисемит" http://izrus.co.il/obshina/article/2010-08-20/11390.html

Скончался Эфраим Севела – "главный сионист-антисемит"
20.08.2010 04:22
Хотя значительная часть его творчества связана с еврейской тематикой, отношение к Еврейскому государству было весьма неоднозначным. Он сам говорил, что "в Москве меня называют главным сионистом, а в Израиле – главным антисемитом".
Эфраим Севела (www.efraimsevela.ru)
ТЕГИ: кино, культура, литература, персоны
Увеличить шрифт A A A
"Куда интересней погибнуть на войне, пристрелив пару людей, которых не люблю, чем где-то умирать в госпиталях. Умирать-то все равно надо, хотя мне суждено долголетие. Моя ясновидица сказала, что меня похоронят взрослые внуки, от молодой жены, от которой и дети еще не родились…" (из интервью Эфраима Севелы газете "Время", 26 ноября 1993 г.).

"Нам только что сообщили, что умер Эфраим Севела, замечательный, тонкий писатель и человек. Прощание с ним состоится завтра, в пятницу, 20 августа, в Боткинской больнице, в 13:00", - такое сообщение появилось днем 19 августа на сайте Booknik.ru ("Еврейские тексты и темы"). Ближе к вечеру известие о кончине известного писателя, сценариста и режиссера опубликовали более крупные российские интернет-ресурсы.

Эфраим Севела был уникален тем, что сумел реализоваться и в Советском Союзе 50-х – 60-х, и в эмиграции, и в постсоветской России.

Он родился в Белоруссии 8 марта 1928 года. В 1943-45 годах был "сыном полка" в противотанковой артиллерии и встретил окончание войны в Германии. Отучившись в Белорусском государственном университете, он стал писать сценарии к фильмам. В 1971 году Севела участвовал в захвате приемной председателя правительства СССР, добиваясь права для советских евреев на репатриацию в Израиль, после чего сам был выслан на историческую родину. Но здесь он не прижился, и через четыре года после участия в войне Судного дня в качестве резервиста, в 1977 эмигрировал в США. В Америке Севела общался с Довлатовым, и по его собственным словам, издавал свои произведения на средства нью-йоркской "русской мафии". В 1990 он вернулся в СССР, и еще долгие годы активно продолжал работать уже в постсоветской России. В общей сложности Севела написал 25 повестей, романов и сценариев, в качестве сценариста и режиссера создал почти два десятка фильмов. Его произведения издавались в США, Германии и Японии, а также во многих других странах Запада и в России.

Хотя значительная часть творчества Севелы касалась еврейской тематики, его отношение к Еврейскому государству, где он прожил шесть лет, было весьма неоднозначным. "В Москве меня называют главным сионистом, а в Израиле – главным антисемитом", - признавался Севела. Наиболее откровенно он высказывался по этому поводу в интервью израильской журналистке Полине Капшеевой, которое было опубликовано в ноябре 1993 в газете "Время", а затем вошло в первый ее сборник "Обнаженная натура". Поскольку той статьи в интернете нет, публикуем те выдержки из него, в которых Севела рассказал о жизни в Израиле и о своем отношении к этой стране.

Отметив, что многие представители алии 70-х его невзлюбили за критические статьи об Израиле, публиковавшиеся тогда в советской прессе, писатель пояснил: "Я очень хотел тогда, чтобы Израиль пропитался духом русской эмиграции, нужной этой стране как воздух, хотя бы нравственно, чтобы вывести страну из Леванта, ввести в Европу, чтобы сделать ее цивилизованной. Чтобы вынуть, наконец, пальцы из носа, отломив кончики этих пальцев. Ответом мне явился писклявый окрик из всех подворотен – и ничего не изменилось".

"Я приехал в Израиль, чтобы жить в своем государстве, а уехал отсюда, потому, что устал жить в чужом".

"Я, увидев бессмысленность всего, покинул Израиль, шесть лет "отдубасив" здесь и подарив стране "сабру". Принес государству сотни миллионов долларов, которые собрал для русской эмиграции, разъезжая по земному шару. Объездил всю Америку, выступал в трехстах городах, собирая деньги для Израиля. За выступления мне не платили, и семья в это время чуть не подохла с голоду. А выступал я с большим успехом… Отслужил в "милуим" (армейская резервистская служба) во время войны 1973 года – и за все это получал только плевки. Причем над такими, как я, в первую очередь скалил зубы "сионист", приехавший сюда за нашей спиной сразу же после того, как там сдал свой партийный билет. Мы-то "пробивали" выезд, а те, которые в это время тихо доплачивали партвзносы, приехав года через четыре, когда всех уже свободно выпускали, первыми выбежали на разминированное поле".

"Для меня Израиль – сердечная боль. У меня к этой стране безответная любовь, как к очень больному, но единственному оставшемуся на земле родственнику. Каждый раз, приезжая сюда, волнуюсь – жив ли этот родственник? Израильский истеблишмент по-прежнему плохо ко мне относится. В Москве директор Израильского культурного центра, очень любящий мои книги, пытался помочь мне поработать с архивами Иерусалимской библиотеки. В итоге получил ответ из израильского МИДа: "персона нон грата".

Несмотря на это Севела подчеркивал: "Я не хочу критиковать это государство, потому что люблю его идею".

Он сохранил израильское гражданство и говорил в этой связи: "Если начнется война на поражение, я, очень здоровый человек, невзирая на свои шестьдесят пять, имею право вернуться в свою часть добровольцем. Вернусь обязательно. Куда интересней погибнуть на войне, пристрелив пару людей, которых не люблю, чем где-то умирать в госпиталях".

"Когда меня исключали из членов Союза кинематографистов СССР, его председатель Лева Кулиджанов сказал: "Тебе кажется, что евреи – это те, кого ты видишь в Доме кино. В Израиле встретишь таких евреев, что волосы дыбом встанут, потому что ты не знаешь народа своего". Он был прав – встретил и таких. Но все равно убедился, что самый высокий процент праведников – среди евреев. Встретил в Израиле удивительное количество порядочных людей".

На фоне массовой репатриации из бывшего Советского Союза в начале 90-х, Севела был убежден, что русские евреи "окажут свое влияние – без этого стране не спастись, невозможно оставаться в большом местечке с несколькими небоскребами…".

"Однажды в интервью американской газете меня спросили: "Каковы ваши планы?" Я ответил: "Главный план мой - не умереть от тоски на пути к крематорию". Все мы едем туда, одни - раньше, другие - позже. Но все мы - пассажиры одного поезда. Одни едут первым классом, считая, что им там будет мягче. Другие - вторым, третьим, а мы, эмигранты, бежим рядом с поездом, держась за поручни" (из интервью Эфраима Севелы газете "Время", 16 ноября 1995 г.).

Powered by Drupal - Design by artinet