"Влюбленный реализм" Виктора Бриндача

Петр Люкимсон, многогранный писатель, знаток иудаизма, известный израильский журналист, автор развернутой статьи "Еврейский мир Виктора Бриндача" ( "Новости недели. Еврейский камертон: Седьмое небо. 2007, 2 октября) работал с Бриндачем-иллюстратором. В результате этого творческого союза родились книги "На кухне моей бабушки" ( Тель-Авив, 2008) и в соавторстве с М.Абрамовичем "Бизнес по-еврейски. Золотые правила и секреты успеха" ( Тель-Авив, 2009).

В настоящее время я работаю над монографией "Виктор Бриндач". В этой представляется ценным каждое суждение о художнике от квалифицированных людей культуры и искусства, так или иначе соприкасавшихся с творчеством художника.
Побеседуем с Петром Люкимсоном.

Галина Подольская:
- Петр, как сложилось ваше творческое сотрудничество с Виктором Бриндачем?


Петр Люкимсон:
- Когда я решил издать книгу "На кухне моей бабушки", на определенном этапе неминуемо встал вопрос о об иллюстрациях. Так как книга носит прежде всего культурологический, а не кулинарный характер, то иллюстрировать ее, как все остальные книги, фотографиями готовых блюд не хотелось (хотя в итоге пришлось пойти и на это). В итоге поначалу возникла идея проиллюстрировать ее фотографиями из старых семейных альбомов, запечатлевших евреев в различные моменты их жизни. Но это невольно придало бы книге характер документальности, сделало бы ее чем-то похожей на научную монографию по еврейской этнографии, а этого тоже не хотелось. И я стал искать художника, чьи картины максимально близко отражали дух книги. Перебрав примерно десяток кандидатур, я обратился с просьбой предоставить свои картины для иллюстрации книги именно к Виктору Бриндачу, так как высочайший профессионализм в них сочетается с подлинно еврейским духом, высоким светом нашей еврейской культуры.


Г.П.: Что вам нравится в работах Бриндача?


П.Л.: Я остановился на Бриндаче именно потому, что лично для себя определил направление, в котором он работает как love realism - "влюбленный реализм". Его картины, безусловно, продолжаю традиции русского художественного реализма - во всяком случае, так мы называли это в свое время в школе и вузах. В то же время они, безусловно, не скатываются до выходящей за рамки искусства фотографичности Шилова или слащавости Глазунова. Бриндач рисует евреев и повседневную еврейскую жизнь, мастерски воспроизводя все детали, приметы повседневности. Но при этом он смотрит на эту жизнь влюбленными глазами, глазами еврея, и это чувствуется в каждом его мазке. Будучи знаком с творчеством Виктора, я могу сказать, что он создал своеобразную энциклопедию еврейской жизни в картинах.


Г.П.: Насколько актуально такое искусство для Израиля?


П.Л.: Я думаю, что подлинное искусство актуально всегда. Виктор Бриндач, безусловно, по своим масштабам в первую очередь не "комнатный", а музейный художник, хотя, думаю, его картины вполне могли бы висеть в конференц-залах, скажем, нашего МИДа или канцелярии премьер-министра - чтобы придать им более еврейский характер, напоминать гостям о том, что они находятся на территории именно еврейского, а ни какого-либо другого государства. Уверен, что стоит шире знакомить с его искусством школьников - например, помещать его картины в различные хрестоматии, водить их на выставке - это было бы одновременно их приобщением и к искусству, и к еврейской традиции и истории.

 

Г.П.: Большое спасибо, Петр, за теплые слова о творчестве художника. Испытываю несказанную радость от того, насколько ваше суждение мне созвучно 

Powered by Drupal - Design by artinet